На мыс Нордкап мы решили ехать через северную Норвегию, чтобы вдоволь насладиться видами фьёрдов. Поэтому выехав из Мурманска мы направились в сторону норвежского городка Киркенес.

Киркенес – самый близкий в Мурманску норвежский населенный пункт, примерно 200-х с лишним километрах.

Население не превышает 10 000 человек. В годы Великой Отечественной войны Киркенес был одной из баз фашисткой Германии, где были расположены нефтяные хранилища, поэтому город подвергался массированным бомбовым ударам советской авиации. В наше время на площади Роальд Амундсен гате установлен памятник солдатам Красной армии.

Пройдя все пограничные формальности и изумившись убогости местного дьюти-фри, больше похожего на богом забытый сельпо с пустыми полками, мы решили проехать до побережья Баренцева моря (ведь живя в Мурманске, я как и большинство мурманчан, так и не видели самого близкого к нам моря). Поэтому сразу после пересечения границы мы свернули сторону Grense Jakobselv и через 30 км. были на побережье.

Мы доехали до церкви, которая была построена в 1869 году и названа в честь короля Оскара II.

Отсюда открывается живописнейший вид на высокие горы и Баренцево море.

Дорога пролегала вдоль российско-норвежской границы, которая разделялась небольшой речкой Ворьема. Граница расположена настолько близко, что пограничники могли бы переговариваться не повышая голоса.

У дороги обустроены небольшие вертолетные площадки. Проезжая мимо, мы увидели вертолет Bell UH-1 «Ирокез» (многие из нас вспомнят его по фильму Фрэнсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня») и рядом с ним двух норвежских пограничников. Жестом (указав в начале на фотоаппарат, а потом на них) я спросил можно ли их сфоткать, мне показали, что один раз можно.

Уже на следующий день, но уже в городке Лаксельв (Lakselv), я убедился в том, что норги относятся к своим военным базам без излишнего сверх секретного фанатизма. Военные аэродромы расположены прямо у дороги, по которой проезжают все туристы, стремящиеся на мыс Нордкап.

А вертолеты с раннего утра пытались помешать спать таким припозднившимся путникам, как мы.

Но вернемся к прекрасным видам приграничной норвежской природы.

Еще не доехав до Киркенеса, а от российской границы этот город расположен всего в 8 км. и как я написал выше, свернув чуть в сторону, нам открылись потрясающие виды гор и фьёрдов.

К моему удивлению. местные жители разводят не оленей, как я предполагал, а овец.

Норвежцы предпочитают более яркие и разнообразные цвета своих домиков в отличие от финнов, которые красят в основном в цвета, как на предыдущей фотографии.

Затратив на осмотр первых достопримечательностей чуть больше часа, мы приехали в Киркенес.

Этот город получил второе дыхание в 90-х годах 20 века благодаря русским морякам. Рыбу было выгодно (да и сейчас в принципе так же) продавать не за рубли, а за крепкую валюту, поэтому большая часть того что вылавливалось российским флотом, сдавалось, как сырье в норвежские города типа Киркенеса. А поток туристов и родственников моряков, которые приезжали проведать своих отцов, а заодно и подзаработать на контрабанде алкоголя и сигарет (это кстати, были моими первыми шагами в коммерции), а так же прикупить импортные более качественные товары, развивали туристическую инфраструктуру норвежцев.

Городок маленький и для меня не интересный.

Жители развлекаются тем, что нарезают круги на своих байках и авто вокруг центральной площади.

Местных жителей на улицах встретишь не часто…

… а вот русская речь в Киркенесе не редкость.

Прикупив кое-что в дорогу, мы отправились вдоль северного побережья Норвегии на мыс Нордкап, остановившись после отворотки на Киркенеский аэропорт, чтобы сделать еще пару фотографий.

Делая верхнюю фотографию, я услышал голоса, но так как на площадке для отдыха, где мы остановились, никого кроме нас не было, я стал оглядываться в поисках говорящих. Каково же было мое удивление, когда не в далеке от себя я увидел дайверов.

Закончу свой рассказ про Киркенес и его окрестности фотографией вот этой бурной реки с порогами. В плотную к ее бурлящим водам спускались местные дети (я задался вопросом, бывают ли здесь несчастные случаи).